Иностранные религии в Китае - Христианство
Христианство
Первые христиане появились в Китае еще в VII в. Это были несториане, пришедшие в Срединную Империю из Средней Азии. Тогда последователи религии из далеких западных стран встретили при танском дворе теплый прием: им была дарована свобода проповеди, и вскоре в танской столице Чанъане были построены две христианские церкви. В середине IX в. христианство вместе с другими иностранными религиями подверглось запрету, но отдельные несторианские общины продолжали существовать на северо-западных рубежах империи, а в XII в. несторианство получило распространение среди части монголов. Современная история христианства в Китае началась в конце XVI в, когда сюда проникли первые христианские миссионеры из Европы. Дорогу им проторил Маттео Риччи, член ордена иезуитов, проживший в Китае более 30 лет и приобретший влиятельных друзей среди ученых людей. Некоторые из них приняли христианство и помогли Маттео Риччи перевести на китайский язык несколько христианских книг. К середине XVII в. в Китае насчитывалось, по некоторым сведениям, 150 тыс. китайцев-христиан. Иезуиты были приняты при китайском дворе, где они, впрочем, выполняли обязанности не столько миссионеров, сколько советников по части астрономии и других наук. Однако в начале XVIII в. цинская династия под страхом сурового наказания запретила проповедь «учения небесного Господа», как окрестили в Китае религию Христа (это название закрепилось в китайском языке за католичеством). Спустя столетие в цинской империи находилось лишь около двух десятков иностранных миссионеров. Правда, цинские власти сделали исключение для Русской Православной церкви, державшей в Пекине свою духовную миссию.

Христианские миссионеры вновь получили доступ в Китай после I860 г. С тех пор наибольшую активность проявляли протестанты из Англии и Америки — они составляли около трех четвертей всех миссионеров, действовавших в Китае, Среди католических стран наибольшее содействие миссионерам оказывала Франция. Всего к началу XX в. в цинской империи насчитывалось около 900 католических миссионеров и 700 тыс, китайцев-католиков, а также 3,5 тыс. протестантских миссионеров и около 100 тыс. китайцев-протестантов. Имелись также 32 православные церкви и 5,5 тыс. китайцев, исповедовавших православие.

Привилегии и амбиции христианских миссионеров вызывали активное противодействие традиционной китайской элиты. Вплоть до начала XX в. среди перешедших в христианство китайцев почти не было ученых людей, а симпатизировавшие христианству сторонники реформ, как правило, скрывали свои контакты с миссионерами. Появление миссионеров, покровительства которых многие искали из корыстных соображений, часто обостряло конфликты и трения в китайском обществе. Существовал даже термин «рисовые христиане»: так называли тех, кто принял" христианство в надежде обеспечить себя пропитанием.

Деятельность миссионеров неизменно наталкивалась на глухое недовольство и открытое сопротивление широких слоев общества. Восстание ихэтуаней — лишь один, самый известный пример из нескольких сотен антимиссионерских выступлений в старом Китае. Народная поговорка тех времен гласила: «Одним христианином больше — одним китайцем меньше». Неудивительно, что во второй половине ХК в. широкое хождение получили антихристианские памфлеты. Классическим памятником такого рода литературы является анонимное сочинение «Запись фактов, отвращающих от ереси», изданное впервые в 1861 г. Его автор приписал христианам все самые отвратительные пороки—содомский грех, сожительство с собственными детьми, соблазнение незамужних девиц и пр. Отдельный раздел памфлета посвящен опровержению христианской доктрины. В нем утверждается, например, что христианский догмат о непорочном зачатии противоречит принципу сыновней почтительности; что христианство подстрекает людей к мятежу, поскольку Христос был распят на кресте как преступник; что христианский Бог не может быть всемилостивым и всемогущим, потому что допустил грехопадение человека, и т.д. Словесная пропаганда, направленная против иностранного вероучения, дополнялась наглядной агитацией: широкое хождение получили лубочные картинки, на которых христианские миссионеры изображались в виде свиней, и т.п.

После подавления восстания ихэтуаней деятельность христиан в Китае приняла еще более широкий размах. К1917 г. в стране находилось уже 1,5 тыс. католических миссионеров и почти 6 тыс. протестантских. Быстрыми темпами росла численность христианской общины. В начале 20-х годов насчитывалось около 2 млн. китайцев-католиков, число же протестантов на 1948 г. составляло почти 1 млн. человек. Появилась обширная сеть миссионерских учебных заведений, больниц, приютов.

В новых условиях получает распространение тезис о сходстве конфуцианства и христианства, особенно этических ценностей обоих учений. Многие китайские революционеры выделяли в учении Христа мотивы социального протеста и ценили его как средство сплочения масс в освободительной борьбе.

Примечательно признание Сунь Ятсена, который сказал о себе, что принадлежит «не к христианству церкви, а к христианству Христа, который был революционером». Один из будущих основателей КПК, Чэнь Дусю, в 1919 г. объявил Иисуса Христа образцом самопожертвования и призвал китайскую молодежь «впитать в себя возвышенный и великий дух Христа». Это не мешало Чэнь Дусю заявлять, что «все религии бесполезны как средства управления и образования».

Примером влияния идей национально-освободительной борьбы на восприятие христианства в Китае могут служить взгляды одного из авторитетных деятелей китайской христианской общины У Лэйчуаня. По словам У Лэйчуаня, он принял христианство вследствие «сердобольного характера» этой религии, а также «понимания бесперспективности старого уклада». На первых порах У Лэйчуань проповедовал идею единства конфуцианства и христианства, отождествляя конфуцианский идеал «человечности» с христианской любовью, а молитвенную практику христианства — с конфуцианским нравственным совершенствованием. С 20-х годов У Лэйчуань стал называть Христа революционером и борцом за освобождение еврейского народа. У Лэйчуань выступал против традиционной теологии, подчинения христианской общины Китая западным державам, а в социальной сфере — против частной собственности, но его леворадикальные взгляды не получили широкой поддержки в кругах китайских христиан. Если на рубеже XIX—XX вв. христианство представало для многих реформаторов и революционеров Китая как символ западной цивилизации, то очень скоро здесь поняли, что на Западе существуют учения, враждебные христианству, и что заимствование западной науки и техники даже предполагает отвержение христианства. С 20-х годов революционное движение в Китае открыло для себя возможность не признавать ни христианства, ни конфуцианства.

К моменту образования КНР в Китае насчитывалось около 3 млн. католиков, более 700 тыс. протестантов и около 70 тыс. православных. Власти КНР запретили миссионерскую деятельность в стране и отрезали христианские общины Китая от иностранных церквей. Официальные католические организации КНР откололись от Римской католической церкви. Были созданы «Патриотические ассоциации» христиан, которые провозгласили своей целью «воспитывать любовь к родине и уважение к государственным законам». Китайские христианские священники подчеркивают солидарность их паствы с народом Китая. В годы «культурной революции» все христианские церкви в стране были закрыты, а многие разрушены. Тем не менее, в последние десятилетия наблюдается быстрый численный, рост христианской общины Китая, особенно протестантской. В настоящее время численность китайцев-протестантов приближается к 3 млн. человек.

В Санья есть небольшая христианская община и построен храм, в бухте Дракона Азии строится католический храм, службы ведутся на китайском языке.




Примечение:
Цены, указанные на сайте, могут варьироваться в течение сезона и подтверждаются при бронировании.
 
 
 
 
 
 





Все материалы на данном сайте принадлежат владельцам сайта и защищены закон об авторских правах 2004-2015 ©.